?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Хоккей на Олимпиаде

Плющенко, биатлонисты, фигуристы, конькобежцы… Все наши.  Все хорошие виды спорта, за всех болею, но лично для меня мерилом успеха или неудачи на Олимпиаде будет итог хоккейного турнира.

Судя по матчу со Словаками, наши «экономят» силы для финала. Хорошо конечно если тактика и настрой окажутся правильными. Сэкономят силы, а потом Баааах и завоюют олимпийское золото и Канада в очередной раз скрипеть зубами будет, а мы радоваться. Но как-то мне тревожно на душе. Все это напоминает «Россия – Армения», где тоже силы экономили и не напрягались, а потом на таком расслабленно негативном настрое докатились до переходных матчей, где бездарно облажались.

Очень надеюсь, что хоккеисты не повторят позорный слив наших горе футболеров.  А если даже проиграют (в четвертьфинале или дальше), то так, чтобы за них не было стыдно.

 

Нойм тридцать восьмого уровня намного быстрее обычного человека. Однако бывают ситуации, когда скорость реакции не играет особой роли. Сейчас был тот самый случай.

Дурацкое стечение обстоятельств с летальным исходом. Кошмар, неожиданно обернувшийся явью. Абсурд, возведенный в превосходную степень.

Не будь у него на руках раненного напарника, можно было резко бросить корпус в сторону, выхватить пистолет, и развернувшись в воздухе вокруг своей оси, всадить несколько пуль в змею притаившуюся на полу. Наверняка из этой затеи ничего путного  не вышло, но, по крайней мере, стоило попытаться. А с телом-якорем, шансов нет.  Даже призрачных.

Несмотря на то, что разум смирился с неизбежным, инстинкт самосохранения не собирался сдаваться. Руки распрямились, отбрасывая в сторону смертоносный балласт и...

Тело даже не успело достигнуть земли, а спектакль уже  кончился.

Взмах «дирижерской» палочки занял не больше мгновения. Замерший в ожидании оркестр грянул туш, а обезумевшая скрипка, выбиваясь из общего хора взяла самую высокую ноту полоснув по струнам-нервам отчаянным визгом.

 

Вжжжжииииииииииииииииииииииууууууууууууууу

 

-Какой к дьяволу туш? – искренне удивился человек только что лишившийся ног.

-Какой…

Закончить мысль он не смог. Браслет–аптечка впрыснул в кровь смесь морфия и катализатора «Девантод» - известного в узком кругу как «Девушка».

 

-Морфий с девушкой дружил.

-О любви ей говорил.

-Их союз не так уж плох.

-Кто не выжил, тот подох.       

 

Идиотский стишок, неожиданно всплывший в памяти, напомнил о том безвозвратно ушедшем времени, когда он был молодым здоровым и сильным. Том далеком времени, когда он был еще жив.

До сих пор нойм никогда не задумывался над истинной подоплекой четверостишья, лишь сейчас  осознав его истинный смысл.

Морфий с девушкой дружил.

Так и есть. Дружба плюс любовь.  Отличный союз, при определенных обстоятельствах способный подарить не только надежду, но и жизнь. К сожалению сейчас гребанные обстоятельства складывались так, что ни о какой надежде, не говоря уже жизни, речи  не шло.

Кто не выжил, тот подох. Воистину лучше не скажешь.  Как б…ь  не старайся с  е…….й  поэзией не поспоришь.  Она п…..ц какая сильная. И знает что делать. Когда птица… Мимо… Вечером…Летит…. Девантод хренов накрывает… А проклятый стервятник… Как необычно… Пикирует… И эта старая лампа без абажура… Словно черная молния… Попала прямо в ногу… Ха-ха… Улетела, растворилась и нет... Вранье - ни х…я ни больно… Только глупо… Так глупо… Правда не надо… Ничего… Наш союз не  плох, я подох,  ты подох… Ха. Ха. Ха.  Как смешно! Не могу просто… Жутко смешно... А главное  страшно…

СТРАШНО ДО СМЕРТИ.

 

                                        

                                                     ***********

 

 

 

Когда имеешь дело с высокоуровневым ноймом лучше  лишний раз перестраховаться чтобы не оставить ему ни единого шанса. У лидеров «Т.Ч.К.» хватало средств и возможностей для оснащения членов клана лучшим оружием и  экипировкой. В отличии от наших с Чарли «допотопных» медицинских браслетов, молодые отморозки носили дорогостоящие современные «побрякушки». Целые медицинские лаборатории, реагирующие на малейшее изменение в организме подопечного, словно заботливые врачи.

Я знал - браслет противника среагирует на болевой шок, выбросив к кровь сильнодействующее обезболивающее. Какой-нибудь гремучий коктейль на основе морфия не только избавит тело от страданий, но и «затормозит» нервную систему. После чего стремительная машина для убийства превратится в жалкое подобие вяло копошащейся мухи, побитой холодным осенним дождем.

Все  так, и тем не менее, лишний риск ни к чему. Мы не на школьном дворе красуемся перед девочками, пытаясь выглядеть старше своих лет. Это обычная жизнь. Такая, какая есть и будет всегда. В мире окраин выживает не самый сильный честный и благородный, а тот, кто ударит первым. Желательно со спины. Подавляющее преимущество в скорости и экипировке должно быть хоть чем-нибудь компенсировано. Пускай даже парой «грязных» приемов. Таков неписанный закон городских джунглей…

Два коротких взмаха ножа, превратили руки нойма в обрубки.  Только затем я решился посмотреть на то немногое, что осталось от Чарли.

Может и к лучшему, что выстрел картечи разнес его голову в клочья. Сейчас передо мной лежал не растерзанный напарник, а обезглавленное тело с огромной дырой в животе. Я знал это он.   И все же разум отказывался соглашаться с тем, что кровавый обрубок имел нечто общее с человеком, до недавнего времени бывшим моим единственным другом.

Так иногда бывает. Отчаянно не хочется верить в самое страшное. Пытаешься найти какое-нибудь логичное объяснение, придумать совсем уж идиотскую отговорку. Что угодно.

ЛИШЬ БЫ НЕ ВЕРИТЬ.

Как правило, отчаянные попытки заканчиваются полным фиаско. Не верить это одно, а отрицать очевидное – другое.

Несколько секунд  оцепенело простояв перед трупом, не в силах отвести взгляда от страшного зрелища, я наконец  закрыл глаза и отвернулся.

 -Скоро увидимся Чарли, - прошептал я, обращаясь к кому угодно – духам, призракам, угрюмому капитану, ведущему ржавую баржу к далекой гавани или всемирному разуму. Только не груде окровавленной плоти, распластанной за спиной.         

-Скоро увидимся, обещаю, - повторил я, отрезая голову бесчувственному нойму,   с порванным горлом. 

Трудно остаться человеком, когда  смеха ради тебя травят как дикого зверя, попутно разделавшись с лучшим другом. Трудно, и все-таки можно.

Я не захотел.

Наказание должно соответствовать преступлению. Бессмысленная жестокость, возведенная на пьедестал, порождает еще большие зверства. Месть не вернет близкого человека, не принесет облегчения и ничего не изменит. Да это так. Но оставлять все, так как есть  нельзя.  

-Не волнуйся. Обязательно передам Вайли, что ты не придешь, -  ласково пообещал я изуродованному обрубку, – А чтобы не было грустно, оставлю присматривать за тобой друга, -  отрезанная голова второго нойма легла на грудь обреченного. – Вы так весело шутили, так здорово дополняли друг друга при жизни, что с моей стороны будет несправедливо разлучать вас в самом конце.

Мокрой от крови рукой, я пригладил растрепавшиеся а разные стороны волосы водруженной на импровизированный пьедестал голове.

-Так будет лучше, - усталый скульптор отошел назад, чтобы полюбоваться страшной работой.  

-Отличная получилась композиция. Ты не находишь? Молчишь? Лишился от восторга дара речи? И правда трудно остаться в нормальном состоянии когда…

Долго сдерживаемая ярость, наконец, прорвалась наружу.  – Когда…

Кровавая пелена опустилась на глаза. Мир превратился в узкую полоску прицела через которую можно было рассмотреть только одно единственное лицо. Ненавистный образ, который я буду помнить до последнего вздоха.

-Когда…

Неожиданно нахлынул водопад  невнятных образов и обрывков слов, слившихся в дикую какофонию, разрывающую мозг на куски.

Чтобы разом избавится от всех проблем, я активировал лезвие энергетического ножа

-Когда…

-УБЕЙ ЕГО ПРЯМО СЕЙЧАС!!! – разрозненный гул, сложился в стройный хор голосов дружно скандирующих – УБЕЙ!!! УБЕЙ!!! УБЕЙ!!!

-…превращаешься в зверя…

Я поднес мерцающее лезвие  к лицу безмолвного нойма.

-Все начинает выглядеть иначе. Поэтому…

УБЕЙ ЕГО.

-Делаешь то, - рука с ножом застывшая в нескольких сантиметрах от глаз жертвы предательски задрожала, - Что тебе очень не хочется.

НЕ МЕДЛИ.

-Угадай, о чем разговор? 

ХВАТИТ БОЛТАТЬ.

Не знаешь? Ладно скажу. Больше всего, не хочу оставлять все как есть.  

УБЕЙ ЕГО.

Но, ты…

Я закрыл глаза, попытавшись обуздать ярость.

-…не до конца рассчитался с Чарли и мной.

УБЕ…

В конечном итоге, с огромным трудом мне удалось взять себя в руки.

У…

-Так что, пожалуй, живи.  

Нож по-прежнему, подрагивал в  руке, но безумные голоса смолкли.

-Живи и «радуйся» жизни пока можешь, - окончательно успокоившись, закончил я. 

Сгустившиеся краски померкли.

Полнолуние кончилось.

Наваждение исчезло.

Оборотень  сгинул навсегда.

Человек  остался.

Неизвестно хорошо это или плохо. Когда речь заходит о жестокости никто не сравнится с самым безжалостным племенем в мире – людьми.   Никто и никогда.