?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Мясные тефтельки

 В старом фильме True Romance», (первом экранизированном сценарии Тарантино), итальянский киллер, объяснял своей жертве, что трудно убить только первый раз. Потом все идет  «по-накатанной».

Не знаю, прав он или нет, но в комиксах все иначе, чем жизни.

Основная трудность не в том, чтобы  прикончить вымышленного персонажа, а обставить это действие как можно эффектнее. Акт виртуальной смерти превращается в некое подобие кинематографического шоу. Где важен не конечный результат, а предшествующее ему действие.   

И если для итальянского киллера, каждая последующая ликвидация оборачивается  унылой рутиной – выстрел, выстрел, контрольный в голову (или что-то типа того), то для комикса очередная «зачистка», становится  реальной проблемой.

-Пиф-паф… Ой-йо-йой… Умирает зайчик мой.

Можно описать (нарисовать в комиксе) смерть одного или двух зайцев, в подобном ключе. Но, если зайцев тридцать, сорок или сто (тысяч)…

Ситуация резко меняется. Приходится «фантазировать» (бредить).  Ставить отравленные капканы, отправлять в круиз на «Титанике», скидывать с пятьсот тридцать четвертого этажа (без парашюта),  превращать деда Мазая в сбежавшего из психбольницы маньяка с садовыми ножницами, выводить новый вид летающих аллигаторов, и т.д. и т.п.  В общем – изгаляться с несчастными зайцами (жертвами) по полной программе.

Хорошо, что авторов кровавого треша практически никогда не посещает вдохновение. Муза благосклонно взирает на поэтов, сказочников и тех, кто творит что-то по-настоящему доброе или возвышенное.

А пока прекраснодушные романтики флиртуют с дочерью Зевса, прагматичные друзья лесорубов не теряют времени зря. Они не творят, а работают. Конструируя свои  произведения блоками. Нечто на подобии мясных тефтелек. Тех самых, из которых весельчак Карлсон, построил «Лучшую в мире башенку».     

Продолжение следует.