?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Отойду от общих фраз о поздравлении всех женщин, остановившись на одной (которой, до моих защит и поздравлений вообще нет дела).
Рината Литвинова девушка необычная и своеобразная. Про таких обычно говорят «с пулей в голове», но у Литвиной (на мой взгляд) речь может идти даже о небольшом снаряде. Тем не менее, у нее есть одно довольно редкое качество, она часто говорит правду или, то, что думает. А подобную «роскошь» могут позволить себе единицы.
Подробности истории про скандал на первом канале с Литвиновой здесь.
Если лень читать, приведу вырванную из контекста фразу:

Рената Литвинова и вовсе посоветовала, как она сама выразилась, "человеку-ампутанту" пристегнуть протез, чтобы "не эксплуатировать эту тему". "Она же может не так очевидно отсутствовать", – отметила актриса.

Я понимаю, почему поднялась волна «негодования», и полетело дерьмо в интернет-вентилятор.
Диспозиция предельно проста.
С одной стороны, избалованная богатая «сука».
С другой, мужественный человек, несмотря на свою инвалидность, продолжающий жить, работать, мечтать.
Богатая сука цинично «втаптывает в грязь» инвалида. Наверняка, при этом, многие телезрители, в душе, пожелали Литвине лишится ног, чтобы «прочувствовать» на личном опыте каково это.
Теперь мое мнение.
Я был бы полностью согласен с «негодующей» общественностью, иди речь о простой жизни, простом выступлении и т.д. и т.п. Но, в данном случае, имеет место КОНКУРС, где победитель получает ДЕНЬГИ.
Фактически Познер поддержал точку зрения Литвиной, только сделал это предельно тактично.

"Я восхищен вами абсолютно, но, как мне кажется, есть запрещенные приемы", – заявил журналист. "Когда человек выходит, как вы, без ноги, то невозможно сказать нет. Нет защиты против этого – ну просто сил нет", – отметил он, проголосовав против дальнейшего участия Евгения Смирнова и его партнерши Алены Щеневой.

Когда речь заходит о конкурсах, выявляющих лучших, «давить на жалость» (будь то мимимишные дети или мужественные инвалиды), - запрещенный, неэтичный и т.д. и т.п. прием.
Представьте конкурс писателей на лучший рассказ. 100 человек представили жюри свои работы, а один в предисловии написал, что у него: «На днях, внезапно умер отец, ему было невероятно тяжело, и тем не менее, он попытался найти в себе силы, чтобы посредством творчества, попытаться приглушить невероятную боль, разрывающую его сердце».
Какую бы ерунду не написал этот автор, в пятерку он попадет по любому. А может быть даже возьмет приз. Потому что люди (несмотря на то, что с виду большие сволочи), в большинстве своем все-таки сердобольные.
С человеческой точки зрения это хорошо, а с точки зрения справедливости и конкурса – грязный прием.

И да... Насчет отца, я знаю, о чем говорю. Восемь лет назад, мой, умер во сне. Утром позвонила сестра и сообщила об этом. С тех пор я понимаю родственников жертв авиакатастроф. Десять минут назад был обычный день, ничего не предвещало беды, а затем мир рухнул, расколовшись на части, которые уже не собрать.

Подводя итоги: Использовать собственные несчастья, в качестве некоего «бонуса» в конкурсах, мягко говоря - неэтично.  А грубо говоря - Литвинова абсолютно права.

p.s. Я дописывал заключительную часть трилогии «ММОРПГ-жизнь», когда неожиданно умер отец. Киберпанк сам по себе довольно «суровый» жанр, где нет места для розовых фей, и жизнеутверждающих финалов. Но на фоне происшедшего я пошел дальше Мартина с его «Игрой престолов», убив абсолютно всех.

Человеческое сердце — ключ ко всему. Ядерный реактор, внутри которого до поры до времени скрывается неизведанная сила. Прощальный всплеск АТФ акселератора высвободил ее.

И ослепительная вспышка Большого взрыва, сотворившего мир, переписала начисто законы Вселенной.

Пистолет выплюнул пулю…
Затем еще одну…
Сопровождающие Герды плавно, как в красивом замедленном кадре, оседали на землю.
Семьдесят метров — не помеха для такого быстрого стрелка, как Денни Бадджи. Особенно когда его рефлексы разогнаны до сверхзвуковой скорости.
Два левых глаза — десятки. Аккуратные дырочки точно в сетчатке. Двадцать очков в сумме. Получите и распишитесь.
— Дорогая, победу в этой роскошной дуэли я посвящаю тебе. И разумеется, памяти Дженни.
— Какой еще Дженни? — Поджатые губки, нахмуренный лобик, насупленный взгляд, кокетливая старлетка вне себя от обиды.
— Бедняжки-болонки, расплющенной колесами бездушного грузовика.
— Обычного кабрио.
— В грузовике куда больше драматизма. Кабриолет слишком легкомыслен для столь эпической роли.
— Как скажешь, милый. Я согласна на все! Даже в грузовике!
— Многотонном.
— Любом!
Еще бы она была не согласна! Ведь одноглазый герой отомстил. Изящным росчерком пера поставил красивую точку в приключенческой саге.
Канувшей в Лету после выстрела снайпера.
БАХ…
Дешевый трешевый боевик сменился рваным ритмом настоящей перестрелки.
Глупой и страшной.
Выстрел в голову.
Мимо.
Еще…
Вновь промах.
И еще…
Никакого эффекта.
Заложник метнулся в одну сторону, неуязвимый зомби — в другую.
Если не получается поразить голову, нужно стрелять в корпус.
Пуля.
Вторая.
Третья.
Четвертая.
Пятая…
Чавк. Чавк. Чавк. Чавк. Чавк…
Захлебываясь слюной, обезумевшие от голода чудовища терзают клыками мягкую плоть.
Шестая.
Седьмая.
Восьмая.
Несмотря на то что еды более чем достаточно, ненасытные твари спешат так, словно боятся не успеть.
Чавк. Чавк. Чавк. Чавк…
Девятая.
Десятая.
Одиннадцатая.
Двенадцатая.
Во все стороны летят кровавые ошметки, превращая тело в дырявое решето, сквозь которое льется горячий свинцовый дождь…

Дождь.

По спине барабанят крупные капли холодного злого дождя. Если хочу успеть домой к вечернему прайм-тайму, нужно спешить. Погода последнее время ни к черту. Что ни день, то промозглый туман и пронизывающая до костей сырость с утра до позднего вечера. Пустынные улицы. Размытые контуры зданий. Необъяснимое предчувствие стремительно приближающейся беды и подспудное ощущение нереальности происходящего.
Призрачный город на огромном холсте выглядит неряшливыми контурами гротескного трафарета. Если бы не назойливый дождь, можно было бы подумать, что это сон.
Тук-тук… Тук-тук… Тук-тук…
Колеса спешащего вдаль поезда убаюкивают мальчика, положившего голову на мамины колени.
Тук-тук… Тук-тук… Тук-тук…
Барабанят крупные капли по широкой спине. Нашептывая усталому путнику:
— Не успеешь спрятаться под навесом, промокнешь до нитки.
Тук-тук… Тук-тук… Тук-тук…
Все будет хорошо. Главное — добраться до дома. Горячий душ. Чашка бодрящего кофе и заслуженный отдых. День выдался таким трудным, что ноги подкашиваются. Причем не в переносном, а в прямом смысле.
— Проклятье!
Так торопился, что подвернул лодыжку и со всего маха упал в лужу. Измазался по уши в липкой грязи и вымок до нитки. После такой неприятности дождь уже не имеет значения.
Надо просто встать и доковылять до открытой двери.
Она совсем рядом.
На пороге стоит улыбающаяся Герда.
В отличие от меня, ей некуда торопиться.

Некуда, а главное — незачем.

Кая больше нет.
Ей не дадут уйти. Захотели бы — пристрелили бы сразу. Раз тянут время, значит, решили взять «целой». Испорченную «упаковку» использовать не интересно. Извращенцы из «Т.Ч.К.» большие весельчаки. Любят оттянуться по полной программе.
Двое из пятнадцати охотников мертвы. Значит, восемь-десять отправятся в погоню за В. Вилли, остальные займутся ею.
Подобранные пистолеты убитых не помогут. Двое по фронту отвлекают стрельбой. Другие возьмут в клещи, ожидая, когда опустеют ее магазины, или подберутся на расстояние, с которого можно выстрелить сетью. Если побежит, все кончится намного быстрее. Преимущество в скорости на стороне высокоуровневых противников. А маячок в теле (разумная предосторожность Клива) убивает последнюю надежду.
Когда палачи выпускают узников подышать свежим воздухом перед казнью, меньше всего им хочется упустить жертву.
Счастливые побеги случаются только в кино. Да и то не всегда.
Как грустно…
Никогда не думала, что все может столь глупо закончиться. Как угодно, только не так. Сделала по девять выстрелов из каждого пистолета. Значит, в обоймах осталось по три патрона. На все про все шесть пуль. Хотя будь их даже сто, тысяча или миллион, ничего не изменится. В любом случае шансов нет. И ни к чему стрелять с колена, когда никто не собирается тебя убивать. Напоследок можно выпрямиться, чтобы вздохнуть полной грудью.

Воздуха так мало.
Патронов еще меньше.
Рядом два трупа.
У каждого нет левого глаза.
Отличное попадание, учитывая внушительное расстояние.
Кажется, мальчики собирались слегка поразвлечься?
Большая ошибка!
Пара выстрелов в пах превращают мертвых циклопов в оскопленных евнухов.
Следующие два — обращают в слепцов.
Еще одна пуля в воздух — прощальный салют Каю.
Последняя — для себя.
Как глупо…
Когда-то давно, в прошлой жизни я подарил королеве звезду. Только в тот раз мир был вымышленным, а сейчас — настоящим. Свинцовый град нещадно побил тело и ноги, к счастью, не повредив рук.
Вряд ли удастся подняться.
Да, в общем-то, и не нужно.
Прицелиться можно и лежа.
Так даже проще.
— Только протяни руку, — любил повторять Кай, — и мечта осуществится. Преграды рухнут, а цель, казавшаяся недостижимой, окажется рядом, пролившись на голову золотым дождем.
Все правильно. Кроме одного — дождь не золотой, а звездный.
Его не обязательно видеть.
Главное — чувствовать сердцем.
И верить…
ЗВЕЗДА КОРОЛЕВЕ!!!
Настоящая.
Никаких мнимых реальностей и наркотического бреда.
Тем более недосказанности.
Я выполнил обещание.
Вопреки «принципу невозможности».
На самом деле это оказалось так просто.
Нужно было всего лишь протянуть руку, чтобы выстрелить.
И все получилось.

p.p.s. Если бы в моей жизни тогда все сложилось иначе, финал был совершенно другим. И главный герой не застрелил Герду.

Продолжение следует.

Recent Posts from This Journal

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
alekseysotnikov
Mar. 8th, 2017 09:59 am (UTC)
Говорить (и слушать) правду не у всех получается. Большинству привычно и комфортно понемножку врать.
antonio_amoral
Mar. 8th, 2017 12:02 pm (UTC)
дело не в сердобольности, а в том, что при виде неполноценного человека, полноценному становится стыдно за то, что он полноценный. и соответственно, чтобы побороть это чувство, он начинает лицемерно голосовать за инвалида.

и кстати, надо быть на голову больным, чтобы получать удовольствие например от просмотра паралимпийских игр.
( 2 comments — Leave a comment )